Учителя и Путь

Формы, созданные речью

      Ученик должен следить не только за содержанием, но и за стилем своей речи, дабы она была утончённой, красивой и точной, свободной от неосторожных слов и преувеличений. Слова должны быть точно выбраны и хорошо произнесены. Многие думают, что в повседневной жизни не обязательно заботиться о том, чтобы говорить ясно, однако это влияет куда больше, чем им кажется, потому что мы всё время выстраиваем своё собственное окружение, а оно даёт обратную реакцию и на нас. Мы наполняем наши комнаты и дома нашими собственными мыслями, и затем нам приходится во всём этом жить. Если, например, человек позволяет себе впадать в депрессию, его комната заряжается этим качеством, и всякий чувствительный человек, войдя в неё, ощутит некоторое снижение жизненности, тонуса. Но живущий в этой комнате подвергается этому намного сильнее — на него постоянно действует атмосфера уныния, и он не может легко отбросить её от себя. Точно так же и человек, который неосторожной и некультурной речью окружает себя неприятными звуковыми формами, создаёт атмосферу, в которой эти формы постоянно на него воздействуют. В силу их постоянного давления человек уже склонен воспроизводить такие формы, и если он невнимателен, то скоро приобретёт привычку к грубым выражениям.

      Снова и снова я слышу от школьных учителей: "Ничего не можем поделать с речью детей. Пока они в школе, мы пытаемся поправлять их, но дома они слышат неверное произношение, и из-за постоянства и сохранения этого мы не можем с этим бороться". В школе дети около пяти часов в день, а почти всё оставшееся время проводят дома. Там на них всё время действует атмосфера нежелательных звуковых форм, и она совершенно их порабощает. Есть некоторые слова, которых они вообще не могут произнести из-за того, что не могут издать чистый звук. Например, в некоторых частях Австралии, пытаясь произнести фразу "Now it is time to go to school" (теперь время идти в школу), они говорят нечто вроде "Naow it is toime to gauw to skyule". Так не пойдёт. Вы можете думать, что это мелочи и совершенно не важно, но это вовсе не мелочи, и когда они постоянно повторяются, общий эффект получается огромным. Нам несомненно лучше окружить себя красотой, а не безобразием, даже если эта красота будет лишь в эфирной материи. Очень важно говорить правильно, красиво и ясно, ибо это очищает не только внешне, но и внутренне. Говоря грубо и невразумительно, мы снижаем уровень нашей мысли, кроме того, такая манера речи будет отталкивать людей, которым мы хотим помочь, вызывая даже отвращение. Те, кто не могут быть точны в применении слов, не могут достичь точности и в мысли; и даже нравственные их позиции будут более смутными, поскольку все эти вещи влияют друг на друга.

      Каждое изречённое слово создаёт в эфирной материи маленькую форму, в точности как мысль создаёт форму в материи ментальной. Некоторые из этих форм имеют самый предосудительный характер. Например, слово "hate" (ненавидеть) даёт ужасающую форму, да настолько, что раз увидев её, я теперь никогда не использую это слово. Мы можем сказать, что нам что-то не нравится, или нас это не заботит, но мы никогда не должны говорить "ненавижу"*** — ибо даже вид создаваемой им формы создаёт острое неприятное ощущение. С другой стороны, есть слова, создающие прекрасные формы, и такие слова повторять хорошо. Со всем этим надо бы разобраться научно, и я не сомневаюсь, что люди когда-нибудь найдут для этого время. Однако в целом можно сказать, что слова, связанные с желательными качествами, дают приятные формы, а с плохими — безобразные.

      Эти формы не определяются мыслью, сопровождающей слово — мысль строит свою собственную форму в более высоком типе материи. Например, слово "hate" очень часто употребляется в обычных разговорах, где в действительности не выражается никакой ненависти, например при высказывании мнения о статье или еде. При этом в использовании такого слова нет никакой необходимости, и очевидно, что оно не передаёт здесь какого-нибудь серьёзного чувства, так что астральной формы не создаётся, но отвратительная эфирная звуковая форма появляется точно так же, как и в случае, когда говорящий действительно хочет передать эту эмоцию. Потому ясно, что само слово это плохое. То же верно относительно клятв и нецензурных слов, столь часто употребляемых необразованными и некультурными людьми — формы, образуемые некоторыми из этих слов, имеют особенно ужасающий вид. Немыслимо, чтобы кто-либо, стремящийся к тому, чтобы стать учеником, запятнал свои уста такими словами. Мы часто слышим, как люди употребляют все виды жаргонных словечек, которые в действительности не имеют никакого смысла или законного происхождения. Ученику оккультизма важно избегать всех их.

      То же верно и относительно привычки к преувеличению. Иногда люди расточают преувеличения вне всякой меры — если что-либо отдалено на сто ярдов, они говорят — "миль", а если день чуть более жаркий, чем обычно, говорят — "какое пекло!". Плохо же наше владение родным языком, если мы не умеем верно находить слова, выражающие градации мысли, постоянно бросаясь в дикие, бессмысленные превосходные степени. Хуже всего, когда желая передать идею о чём-то особенно хорошем, говорят "ужасно хороший", что не только противоречиво, а потому бессмысленно и глупо, но и является неверным и неуместным употреблением слова, у которого есть свой строгий смысл. Тому, кто хочет стать учеником оккультизма, следует тщательно избегать всех таких безобразных оборотов.

      Мы подчеркнули контроль за речью с точки зрения смысла слова — и это верно, это важнее всего, но хотелось бы, чтобы мы следили и за произношением слов, подходя к этому, как к деятельности по самоподготовке. Важность точности и утончённости речи нельзя преувеличить.

      Говорим мы или смеёмся, всегда при этом мы создаем цвет, равно как и звук. Если это здоровый смех, добрый и сердечный, то он создаёт очень приятный эффект, распространяя повсюду радостное чувство. Но если это насмешка, саркастический смех, грубый хохот или хихиканье, результат совсем другой, и исключительно неприятный. Примечательно отметить, как точно все оттенки мысли и чувства отражаются на других планах. Очень наглядно наблюдать, при переезде из одной страны в другую, как воздух наполняется совсем другими звуковыми эффектами. Пересекая Ламанш и попадая из Англии во Францию, сразу же видишь, что звуковые формы, создаваемые французским языком, совершенно отличаются от тех, что создаются английским. Особенно заметно это в отношении некоторых звуков, поскольку в каждом языке есть звуки, характерные именно для него, и именно они являются основными чертами, отличающими образ одного языка от другого.

      Цвет производимых форм зависит от того духа, в котором мы говорим. Два человека могут говорить те же слова, и в целом создавать те же формы, но за формами этими будет стоять разный дух. Прощаясь с кем-нибудь, вы говорите "good-bye", и слова эти могут сопровождаться искренним дружеским чувством, но если вы скажете эти слова мимоходом, без всякой особой мысли, то на высших планах будет совсем другой эффект. Получится пустой блеск, мало значащий и почти бездейственный, но в первом случае это определённое излияние, которое вы направляете своему другу. Хорошо бы помнить, что это выражение означает "да пребудет с вами Бог", потому вы даёте благословение. Французы говорят "adieu", "перед Богом хвалю вас". Если вы будете думать о смысле подобных слов, когда их произносите, вы можете сотворить гораздо больше добра, поскольку ваша воля и ваша мысль отправятся с этими словами, и это благословение окажет действительную помощь, а не будет просто случайной вспышкой.

      Речь ученика должна быть возвышенной и утончённой во всех этих отношениях. Помните, как сказано в "Свете Азии" — тот царь, "Я", — внутри вас, и что бы ни исходило их ваших уст в его присутствии, должно выражаться золотыми словами:

Управляйте своими устами так
Как если бы они были дверями царского дворца
Пусть спокойными, честными и учтивыми будут все слова
Которые от царского присутствия только выигрывают

__________
*** В английском языке это слово часто используется для выражения неудовольствия, по типу русского "терпеть не могу" — прим. пер.

Чарльз Ледбитер